Размер
A A A
Цвет
C C C
Изображения
Вкл. Выкл.
Обычная версия сайта

Резьба и роспись по дереву XVIII-XX вв.

Коллекция художественного дерева Сергиево Посадского музея - одна из наиболее полных и богатых в России. У истоков её формирования - собрание Музея народных художественных ремёсел, созданное усилиями замечательных знатоков и исследователей народного искусства Г.С. Масловой, В.Н. Белицер, З.Л. Швагер, М.П. Званцевым. В 1941 г. эта коллекция была передана Загорскому музею, где она значительно пополнилась за счёт активной экспедиционной работы, продолжающейся и в настоящее время.

  Большинство произведений этой коллекции датируются в основном XIX и первыми десятилетиями XX века. Отдельные образцы относятся к XVIII и XVII векам. Специалистами музея были обследованы практически все регионы Европейской части России. Коллекция изделий из дерева, собранная на этой территории, представляет огромный интерес, прежде всего благодаря ее большой художественной значимости. В своём творчестве, в неудержимом полете фантазии народные мастера переносились в чудесный мир красоты. Произведениями подлинного большого искусства наполнен был каждый крестьянский дом, который и сам очень часто был прекрасным памятником деревянной архитектуры. Сани и дуги, сундуки и люльки, прялки и швейки, вальки и трепала, ковши и солоницы искусно украшались резьбой и росписью. В лесных областях России особенно было развито плотничество. Большое значение в русском деревянном зодчестве придавалось резному декору сооружений.


Наиболее яркой страницей этого искусства в XIX веке была домовая резьба Поволжья. Особенно нарядно украшали мастера Поволжья наличники светёлочных окон. Занимая сильно западающее пространство фронтона, наличник светелки являлся декоративным его центром. Решался он очень скульптурно, объемно и всегда был ярко освещен. В резьбе светелочных окон поражает творческая фантазия мастеров: здесь и элементы классической архитектуры, прекрасно вписанные в общую композицию наличника, и сказочные существа, украшавшие деревянные колонки, и птицы в ореоле лучей солнечных розеток.

Технические приемы резьбы, особенности формы произведений из этих центров имеют многовековые традиции. В каждой области выработались свои формы и характер декора этой маленькой деревянной скульптуры. В русском народном искусстве XIX века встречаются отдельные уникальные произведения, выполненные мастерами вне связи с устоявшимися традициями. К таким произведениям, имеющим большую художественную ценность, относятся два скворечника — «старик» и «старуха» из Московской области.

 
  Стройные, грандиозные северные дома венчал охлупень — огромное бревно лиственницы, корневищу которого придавали облик коня, утицы, а иногда оленя. Образ коня, то могучий и неподвижный в своем величии, то буйно-веселый и стремительный - один из самых популярных и любимых в народном искусстве. Наряду с крупными, монументального плана произведениями, к которым следует отнести охлупни Севера, большой интерес представляют детские игрушки — коньки. В XIX веке они имели широкое распространение и на Севере и в Поволжье. Но, несмотря на условность приемов резьбы, форм и росписи.   
   

Большое место в оформлении фасадов и интерьеров домов занимала роспись. Ее приемы, так же, как и в резьбе, разнообразны. Лучше всего сохранилась роспись крестьянских интерьеров в областях русского Севера. В XIX веке, а часто еще и в первые десятилетия XX века роспись покрывала почти весь интерьер северной избы. Она делалась без предварительного рисунка свободными живописными ударами кисти, которые подчеркивались потом пробелами (оживками).

Мотивы этой росписи — разнообразные цветы. Расписывали голбец (крытая отгородка рядом с печкой, с дверью на лестницу в нижнюю клеть), подпечек со створками (куда прятали ухваты), залавошник для посуды, судницу в несколько створок (которая шла от печки вдоль боковой стены), воронец (балка для полатей), полку для икон в красном углу, входную дверь. В центре яркой, веселой, расписной избы, тоже украшенная росписью, висела люлька. Дополняли весь этот комплекс росписи стен и мебели расписные сундуки. Зимой у входа на специальном выступе лавки вешали хомут, деревянные части которого тоже покрывала роспись; на лавке, освещенная светом из окна, красовалась прялка; на полках над окнами стояла деревянная посуда с росписью; зимой катались на расписных санях.  


Из деревянных предметов быта и орудий труда лучше всего сохранилась прялка. Она была постоянной принадлежностью быта русской женщины — с юности и до глубокой старости. Прялки хранили всю жизнь и передавали как память следующему поколению. Даже в наше время в крестьянских домах Севера России еще сохранился этот предмет, как память о матери. Это сделало возможным в наши дни собрать богатейшую коллекцию, которая включает почти все разновидности прялок русского Севера и областей Верхнего Поволжья.

Многие из неизвестных ранее художественных центров были открыты экспедициями Загорского музея. По конструкции прялки можно разделить на сплошные (или корневые), сделанные целиком из корневища и «прямизны» (ствола дерева), и разъемные, состоящие из гребня и донца. Северную прялку, всегда сделанную из монолитного куска дерева, чаще всего называют «теремковыми», «терем», «терематые», «тереманя» и «теремовые». Ярославские теремковые прялки резались из березы и украшались на лицевой стороне, обращенной к зрителю, так называемой контурной резьбой, в основе которой лежала тонкая, чуть углубленная линия.


Неисчислимое многообразие композиционных решений, техническое совершенство геометрической резьбы на предметах быта из дерева до сих пор восхищают наших современников своей самобытной красотой. Классическим центром крупной декоративной трехгранновыемчатой резьбы в Вологодской области можно считать глухой район Тарноги, расположенной севернее реки Сухоны по течению Кокшеньги. Форма тарногской прялки архаична. Огромная прямоугольная лопасть, видимо, когда-то доходила до донца, но позднее была перебита в своей нижней части невысокой ножкой. Большая лопасть буквально усыпана мельчайшим, виртуозно исполненным узором, который мерцает множеством граней своих сложных композиций.

Есть еще несколько разновидностей прялок Печенги. На их форму оказали, видимо, влияние соседние центры — Совега, Толшма и, в особенности, Тотьма. Тотемская прялка обычно имеет тонкую и высокую ножку, которая несет довольно большую квадратную лопасть с крупными серьгами внизу и широкой сквозной решеткой вместо городков наверху.



Выдающимся явлением была роспись деревянных предметов Северной Двины, которые делились на различные виды, в зависимости от центров их изготовления. Это Пермогорье, Ракулка и Борок близкими к нему по стилю поздними центрами Пучугой и Тоймой. В основе белофонных росписей прялок Пермогорья лежит четкий, нанесенный на ровный фон черный контур изображения. Этот рисунок уже потом закрашивался внутри, или вернее, заполнялся цветом.


В Борке издавна сложилась своя схема построения и свой характер росписи прялки. В отличие от белофонных, очень мелких и дробных росписей Пермогорья и Борка, прялки третьего северодвинского центра, расположенного на реке Ракулке (приток Северной Двины), имеют желто-охристый фон и крупную роспись. Жанровых сцен в них нет. Верхнюю часть прялки занимает всегда изогнутая ветка с крупными копьевидными листьями, окруженными усиками черного контура. А под ней в квадрат вписана птица.


Широкой известностью в XIX и XX веках пользовались мезенские прялки и короба. Расписывали их в селе Палащелье. Промысел этот имеет, по-видимому, очень древние традиции. Об этом говорит тематика росписи мезенских прялок. Среди разнообразных геометрических узоров центральное место в композиции занимают фризы с изображениями оленей и коней. Среди крупных лопатообразных прялок русского Севера выделяются своей необычной формой изящные веслообразные прялки на тонких ножках, как листики на стебельках, бытующие на побережьях Белого моря и в Карелии.

На западе Архангельской области по течению реки Онеги встречаются прялки обычной лопатообразной формы, украшенные резьбой и росписью. И южнее, в Новгородской области, и в пограничной с ней Тверской, и даже в Псковской встречается эта исходная форма прялки, сплошное полотно которой спускается почти до основания и только его декор варьируется в каждой области или районе.

Никакие другие предметы крестьянского быта, кроме прялок, не дают возможности с такой полнотой проследить местные художественные школы и центры изготовления. Однако и другие предметы крестьянского быта покрывались резьбой и росписью. Тонкая, очень мелкая резьба покрывала блестящие отполированные части ткацкого стана. Для удобства и быстроты в работе применялась швейка — предмет, несколько напоминающий по форме столбчатые волжские прялки. Но все-таки декору швейки обычно уделялось гораздо меньше внимания, чем оформлению прялки.

Почти все процессы женского труда сопровождали предметы искусства. Так, например, в некоторых областях исключительно нарядно украшались вальки, с которыми ходили на реку стирать белье. А также рубеля, предназначенные для прокатки и отглаживания холста. По форме он несколько напоминает валек, но почти вдвое длиннее и нижняя плоскость его имеет ребристую поверхность.

   Много выдумки, мастерства, художественного вкуса и душевной, теплоты вложили русские резчики в резьбу пряничных досок. Цветы, листья, рыбы, птицы, коньки и петушки — все эти реальные образы, взятые из жизни, народный резчик пересказал в дереве языком орнамента, украсил их узорочьем, перенес в мир фантазии и сказки.

Среди предметов быта очень широкое распространение еще в далекие века имели вещи, выгнутые из луба, — короба, лукошки, хлебницы, мочесники, набирухи. Гладкая, блестящая поверхность тонких стенок лубяных изделий словно специально приготовлена природой для росписи.    


Особенное внимание придавалось декору хлебниц. Расписывались хлебницы обычно в приданое дочери-невесте. На многих бытовых предметах пермогорские мастера помещали жанровые изображения, смысл которых был связан с назначением вещи. На выгнутой из луба набирухе для ягод рядом с изображением птицы-сирина, которую писали «на счастье», часто изображались пестрые деревенские петухи.

В крестьянском быту XIX века большое внимание придавалось убранству стола, декору праздничной посуды. Центральное место на нем всегда занимала солоница. В декоре солоницы обычно основное внимание придавалось ее форме, ее скульптурному облику. В областях, связанных с Волгой, —Горьковской, Костромской и Ярославской — бытовала форма солоницы в виде кресла. Севернее Волги широкое распространение имели солоницы в виде утицы. Их плели из бересты или из корней, но чаще резали из дерева. Праздничный крестьянский стол заполняла разнообразная - деревянная посуда, среди которой парадное место отводилось ковшам для меда и пива, украшенный пермогорской росписью.

   Для выноса к столу хмельных напитков предназначался скопкарь. Резали его в виде огромной птицы, туловом которой была широкая приземистая чаша, а голова и хвост утицы служили удобными ручками. Из крупных выносных сосудов большое распространение в областях русского Севера имела ендова. Это огромный сосуд, напоминающий по форме братину на поддоне, но для разлива напитка он имеет небольшой носик.  

Яркая, но очень простая по узору, роспись широкой полосой обегает сосуд кругом, подчеркивая его объем. Внутри дно ендовы тоже украшено росписью. Круглая братина и близкая ей по форме ендова с носиком самых разнообразных размеров бытовала во многих областях.

Резьбой и росписью украшали и другие принадлежности крестьянского хозяйства, жбаны, тарелки и блюда, рукомойники и прочее. 

Каждый предмет в крестьянском хозяйстве украшался традиционной росписью. Узор составляли из самых простых элементов: черточек, кружков, крестиков и полосок. Сначала наносился черный контур, а середина заполнялась суриком. Роспись покрывали олифой, золотистый тон которой придавал всему колориту собранность и благородство. Теплый красный цвет, который является ведущим в росписи, мягко сочетается с белым фоном. Очень интересны сюжетные композиции, которые превосходно вписываются в растительный узор и не нарушают его цветового ритма.

Широкое распространение имели сосуды средних размеров, в которых подносили гостю пиво или квас. Форма их не только красива, а прежде всего очень удобна для пользования. В Костромской области эти ковши резались глубокими. Ручки были основным украшением таких ковшей. Форма широко известных тверских ковшей «конюхов» кажется буквально слепленной по ладоням рук, так удобно они лежат в них. Чуть сплюснутая со сторон деревянная чаша тяжестью двух ручек ложится в углубления между большим и указательным пальцами на край ладоней.

  Но не только удобен, а и очень красив ковш-конюх. В форме его чаши четко читаются четыре, словно срубленные топором, плоскости, которые уже потом чуть закруглены по углам. Эта ясность формы придает его образу какую-то особенную значительность. Из крупных выносных сосудов мед и пиво наливали в посуду более мелких размеров небольшими тоже деревянными ковшами, форма которых в некоторых областях удивительно красива и самобытна.

Названия, которые они сохранили до наших дней, красноречиво говорят об их назначении. Это ковши-наливки Вологодской области с округлой, очень пластичной, чашей, которая плавно переходит в пышную декоративную резную ручку, и ковши-черпаки с Волги с четким и строгим силуэтом. Не редкостью были и ковши-великаны. По краю одного из них, как золотой орнамент, идет надпись вязью: «Сей ковш Чебоксарского уезда деревни Минина Михаила Лександрова Маслова приданный а для дочери Анны Михайловны». Такой великан красавец-ковш, конечно, был украшением праздничного стола.  


Многие предметы, сделанные из самых простых и доступных материалов, народные художники украшали яркой росписью и виртуозной резьбой. Их всегда высоко ценил народ, так как они привносили в жизнь радость и красоту.