Размер
A A A
Цвет
C C C
Изображения
Вкл. Выкл.
Обычная версия сайта

Лицевое и орнаментальное шитьё XIV-XIX вв.

Большое место в собрании древнего искусства музея принадлежит коллекции лицевого и орнаментального шитья XV-XVII вв. В сравнении с другими подобными собраниями она невелика - немного более двухсот произведений. Но по своему историко-художественному значению она, по существу, не имеет себе равных. Исторически сложившаяся в Троице-Сергиевом монастыре, она представлена в основе своей точно датированными подписными произведениями, связанными с ведущими московскими мастерскими и дающими представление о развитии этого искусства на протяжении трех столетий. Коллекция включает разнообразные произведения с изобразительными сюжетами и орнаментальными композициями, вышитые разноцветными шелками, золотыми и серебряными нитями, жемчугом. Они знакомят с интересной и своеобразной областью художественного творчества средневековой Руси, перекликающегося во многом и с высоким искусством иконописи, и с искусством народным.  

zastav.jpg


 Произведения лицевого и орнаментального шитья высоко ценились и бережно хранились, о чем говорят многочисленные вклады шитых вещей в крупные монастыри.Наряду с земельными владениями и деньгами монастырю дарили произведения искусства: иконы, древние книги, выполненные из драгоценных металлов церковные сосуды, шитые шелком, золотом, серебром и жемчугом подвесные пелены, покровы, плащаницы. Образцы лицевого и орнаментального шитья производились в мастерских, получивших название "светлицы", где работали специально подобранные и хорошо обученные вышивальщицы. Обычно возглавляла "светлицу" хозяйка дома - боярыня, княгиня, царица, нередко сама искусная в рукоделии. Ведущее положение среди таких мастерских с XV в. занимали московские великокняжеские "светлицы", с середины XVI в. ставшие называться "царицыными светличными палатами". Особенной полнотой и цельностью отличается коллекция лицевого шитья первой половины XV-начала XVI в. Это время ознаменовано на Руси расцветом иконописи, вызванным общим культурным возрождением русских земель. Её ведущая роль определила влияние изобразительного начала в произведениях шитья.

 Лицевое шитье 

Большое место в экспозиции музея занимают произведения лицевого шитья: разнообразные подвесные пелены под иконы, большие и малые плащаницы, покровы на гробницы, покровцы на церковные сосуды и многие другие. Произведения шитья XV века, этого периода немногочисленны, и те образцы, которые хранятся в Сергиево-Посадском музее, заслуживают особого рассмотрения. Они в значительной степени дополняют представление об иконописи XV века, известной в основном по времени Андрея Рублева и Дионисия, стоявших во главе московской художественной школы в начале и конце столетия.

Особую ценность в коллекции представляют памятники первой половины XV - начала XVI в. Это время ознаменовано на Руси расцветом иконописи, которая повлияла на усиление изобразительного начала и в произведениях шитья. Однако иные материал и техника накладывали отпечаток своеобразия на произведения шитья. Выполнявшиеся стежками разноцветных шелковых, золотых и серебряных нитей на тканях с заранее определенным цветом и фактурой, они отличались всегда подчеркнутой декоративностью.Самый ранний памятник коллекции относится к началу столетия. Это плащаница "Положение во гроб", получившая название "голубой" по цвету своего фона. Центральным памятником московского шитья XV в. является покров "Сергий Радонежский" , создание которого было связано, по всей вероятности, с канонизацией троицкого игумена в 1422 г. К первой половине XV в. относится целый ряд небольших подвесных пелен с изображениями различных христианских праздников.


Произведения шитья XV века можно охарактеризовать как образцы живописного стиля, так как основная выразительность этих произведений достигалась локальными цветами разноцветного шелка, которым застилали определенные плоскости изображения, как красками в живописи. Иногда использовались шелка одного цвета, но разных тонов, служившие одним из средств моделировки фигур. При этом вышивальщицы применяли и особую технику шитья, так называемый „атласный" шов и шов „в раскол", когда иглой как бы раскалывалась нить предыдущего стежка, чем достигалась особенная плотность и прочность шитья.

К числу замечательных московских памятников середины второй половины XV в. относятся небольшие по размеру: "Распятие с избранными святыми", "Троица с праздниками", "Погребение Анны". Сударь "Распятие с избранными святыми", вероятно, происходит из великокняжеской Мастерской. Художник, выполнявший рисунок для Троицыа с праздниками", безусловно, находился под впечатлением образов Андрея Рублёва. Все произведения отмечены тонкостью художественного вкуса вышивальщиц, прекрасно согласовавших характер шитья разноцветными шелками с нежной фактурой шелковой тафты. Введение золотых нитей довершает впечатление изящества и изысканности.



Конец XV - первая четверть XVI в. представлены в коллекции целым рядом выдающихся произведений. Среди них и широко известные, точно датированные памятники великокняжеских мастерских, и безымянные шедевры светлиц московских бояр и служилых людей. В этих произведениях можно проследить эволюцию этого вида искусства сохранявшего лучшие традиции предшествующего времени. Здесь больше, чем прежде, применялось шитье золотными и серебряными нитями, усложнялась и совершенствовалась техника шитья, активнее применялось украшение жемчугом и драгоценными камнями. Многие произведения шитья воспринимаются уже не только как живописные полотна, но и как декоративные и драгоценные вещи. Мастера умели применять золото, серебро и самоцветы, подчиняя эти материалы прежде всего художественным задачам.


Сохранившиеся московские памятники XV столетия говорят об искусном владении вышивальщицами техникой золотного шитья и шитья разноцветными шелками. Однако вплоть до первой четверти XVI столетия предпочтение отдается разноцветным шелкам. Одним из прекрасных образцов этого времени является сударь "Чудо архангела Михаила в Хонех", до сих пор поражающий звонкостью своей цветовой гаммы. В произведениях шитья конца XV - начала XVI в. заметно сказывается влияние искусства Дионисия.

  Изяществом удлиненных пропорций, благородством образов, изысканностью цветового строя выделяются две небольшие пелены - "Богоматерь Знамение" и "Никола". Первая шита исключительно золотыми и серебряными нитями.Черты искусства Дионисия наиболее ярко проявлялись в памятниках великокняжеской мастерской Василия III и его жены Соломонии Сабуровой. Вложенная ими в 1525 г. пелена "Явление Богоматери Сергию, праздники и святые" отмечена тонкостью рисунка, удлиненностью и стройностью пропорций фигур, цветовым решением, декоративностью. Великокняжеские мастера нередко знаменили и произведения, выполнявшиеся в боярских светлицах.



В середине - второй половине XVI в. лучшие шитые вещи создаются в царицыных светлицах Анастасии Романовны, Марии Нагой, Ирины Годуновой. Редкой композицией, изысканным цветовым сочетанием яркого цвета шёлковых и золотых нитей, отличается Покров 1557 года, подаренный Анастасией Романовной, которая была сама искусной вышивальщицей. В 80-х годах XVI в. в царских мастерских были выполнены монументальные покровы с изображениями Сергия и Никона Радонежских.

Одной из самых значительных мастерских художественного шитья в 50-60-х годах XVI в. являлась мастерская княгини Евфросиньи Старицкой. Здесь были созданы монументальные, больших размеров „воздухи" (плащаницы) с многофигурными композициями и сложными надписями вязью. Прекрасные по рисунку и построению, по исключительно гармоничному соотношению цветов, эти монументальные полотна воспринимаются не только как живописные, но прежде всего как декоративные произведения искусства.

Усложнилась техника шитья шелком, настилавшимся особенно плотно и в разных направлениях, что создавало светотеневой эффект, особенно при воспроизведении лиц. Шитье золотом и серебром „в прикреп" стало виртуозным и разнообразным по создаваемым им орнаментам. В духе времени вышивались надписи сложной вязью, которые служили и декоративным целям. В 1561 г. в мастерской Евфросиньи Старицкой был выполнен большой воздух (плащаница) "Положение во гроб". Как свидетельствует шитая на нем вкладная летопись, он дан в Троице-Сергиев монастырь князем Владимиром Андреевичем и его матерью княгиней Евфросиньей "на воспоминание последнему роду".


В конце XVI - начале XVII в. заметное место в развитии художественного шитья принадлежит мастерским Бориса Федоровича Годунова. Сохраняя виртуозность техники шитья шелками, золотными и серебряными нитями, а также и высокий иконописный стиль изображений, произведения мастерской Годуновых стали еще более декоративными, хотя в них уже чувствуется утрата живописного начала. Они превращаются в драгоценность благодаря обильному применению жемчуга, драгоценных камней, золотых и серебряных дробниц разных форм и размеров, украшенных гравировкой или гравировкой с чернью. Высокое искусство исполнения сказывалось здесь в том, что драгоценные украшения не были самоцелью, они всегда были подчинены сложным художественным задачам.

В их работе ясно различаются два периода, рубежом между которыми является 1598 г., когда Борис был провозглашен царем. К 1587 г. относится покров с изображением Явления Богоматери Сергию на фоне Голгофского креста. В период с 1598 по 1604 г. Борис Годунов передает в Троицкий монастырь комплект шитых тканей для церковных сосудов, среди которых находится сударь с изображением Троицы, композиция которой следует рублевскому варианту.

  Шитье XVII в. в коллекции музея представлено рядом интересных памятников царицыных светлиц и мастерских "именитых людей" Строгановых. Основные вклады относятся к 60-70-м годам XVII в. и связаны с именем Дмитрия Андреевича, его жены Анны Ивановны и сына Григория. В 1671 г. Анна Ивановна Строганова дает в Троице-Сергиев монастырь покров с изображением Сергия.



Орнаментальное шитье

Наряду с произведениями лицевого шитья в экспозиции представлены и интересные произведения шитья орнаментального. Это главным образом облачения духовенства, а также пелены и покровцы, украшенные орнаментальными композициями, шитыми золотом, серебром, жемчугом, драгоценными камнями. В коллекции музея самое раннее произведение — поруч с изображением Благовещения конца XV века, происходящий из великокняжеской светлицы Софьи Палеолог. В это время орнамент занимает очень скромное место в художественном строе произведения — обрамляет шитую лицевую композицию. Его основной мотив — стилизованный вьюнок.

Необычайно интересны в коллекции музея произведения XVI в. Среди них - выдающиеся памятники царских светлиц и известных мастерских московских князей и бояр. Привлекает внимание фелонь, связываемая с именем князя Петра Щенятева . Ее оплечье составлено из нескольких кусков вышивки, по всей видимости из вошв, и, следовательно, дает представление прежде всего о светском шитье. Орнамент, шитый здесь,— древо, «оберегаемое» животными и птицами,— относится к числу древнейших. В разработке его мотива, в самом характере узорочья сказалось глубокое влияние народного искусства, народных вкусов. Едва ли в русском средневековом шитье XVI века найдется другое такое произведение, где бы так широко был отражен традиционный зооморфный мир русской народной вышивки — олени, коньки, гуськи, павы.

К середине XVI в. относятся произведения с растительно-геометрическими орнаментами. Почти все они относятся к середине и второй половине XVI в. Это преимущественно подвесные пелены к иконам. Первостепенное место здесь принадлежит пелене 1550г. Анастасии Романовны. В "Жемчужной" пелене 1599 г. в наиболее сконцентрированном виде выражены основные черты орнаментального шитья конца XVI в.: применение роскошных материалов, тесная связь с ювелирным искусством, сложность и красочность композиций.В ее декоративном характере наряду с жемчугом и золотом большую роль играют разноцветные драгоценные камни — красные, зеленые, синие. Годуновские произведения, с одной стороны, завершал» интересный процесс развития орнаментального шитьё XVI века, а с другой — знаменовали его новый период — период красочного нарядного узорочья XVII века.



Орнаментальное шитье XVII в. в коллекции музея представлено необычайно широко. Основным средством художественной выразительности здесь по-прежнему являются жемчуг, которым, если можно так сказать, рисуется узор, и разнообразной формы дробницы, имитирующие цветы, листья. В XVII веке орнамент на оплечьях и зарукавьях церковных одежд становится в значительной степени просто декоративным, иногда с включением в него элементов феодальной эмблематики, таких, как изображения барсов, двуглавых орлов и фантастических птиц. Характерное произведение этого периода — фелонь, оплечье которой выполнено из вошв летника, вложенного в Троице-Сергиев монастырь в 1635 году протопопом Благовещенского собора Максимом, являвшимся духовником царя Михаила Федоровича. Легкость и изящность шитого рисунка оплечья подчеркнута изысканным колоритом, где тонко сочетаются блестящий жемчуг и матовая канитель.

К этому же времени относится и стихарь. Среди произведения последней четверти XVII в. очень мало точно датированных, и все они разнохарактерны по своему составу. Для этого времени характерна епитрахиль, шитая по красному бархату жемчугом, золотыми дробницами, мелкими гранатами и бирюзой. Состав орнаментальных мотивов XVII в. аналогичен традиционным мотивам XVI столетия. Одна из наиболее типичных таких композиций представлена на сулке 1667 г.боярыни С.С. Морозовой.


Интересны произведения орнаментального шитья последней трети XVII века. Характер их шитого декора отличается, как правило, пышностью и сложностью травного рисунка. Красочная нарядность композиций подчеркнута значительным применением запонов с разноцветными камнями, эмалями, золотистыми блестками. Все это как нельзя лучше отвечало оптимистическому жизнеутверждающему духу русского искусства XVII века.

Представление об одной из боярских мастерских, где великолепно владели разнообразнейшими техническими приемами шитья золотом, серебром и жемчугом дают вклады боярина А.С. Шеина. В конце XVII в. намечаются новые черты в развитии орнаментального шитья. Ярко выражены они в декоре оплечья фелони выполненной в период между 1674-1697 гг. Эффектность ее орнаментальной композиции достигнута не только сочностью и пышностью рисунка, красочностью драгоценных золотых запонов, но и новым использованием жемчуга. Поэтому так понятно на протяжении всего средневековья огромное внимание в орнаментальном шитье к растительным мотивам, происхождение которых было связано некогда с языческой славянской символикой плодородия растительного мира.


Лицевое и орнаментальное шитьё XVIII – XIX вв.

Произведением высочайшего уровня исполнения является знаменита палица «Воскресение Христово», вложенная в ризницу монастыря в XVIII веке среди множества других предметов. Архимандрит Варлаам (Высоцкий) использовал ее в своем парадном одеянии в Петербурге. Тончайшая лицевая гладь дополнительно подкрашена кистью, что свойственно только вышивкам первой половины XVIII в. Между 1737-1756 гг. в монастырское ризничное собрание попадает исключительная по редкости и красоте маленькая, шитая золотом и серебром по алому шелку икона «Святые великомученицы Екатерина, Анна, Прасковья».

В музее хранится фелонь, у которой на бархатных оплечьях в центрах жемчужных узоров вынизаны латинскими буквами инициалы Троице-Сергиевой Лавры, получившей этот статус от императрицы Елизаветы Петровны. Это произведение отражает высокое достижение русских мастеров в развитии жемчужного шитья.

В правление Екатерины II продолжались теснейшие связи царского дома с Троице-Сергиевой Лаврой. Императрица неоднократно посещала монастырь. Для придворной ризницы троицкого архимандрита были сшиты новые облачения, из которых сохранились: фелонь, епитрахиль, палица, стихарь . Одежды сшиты из серебряного глазета и столь умело вышиты шелками, синелью, золотными нитями, что напоминают тканые образцы лучших европейских мануфактур.

Прекрасными образцами вышивки XVIII века являются прилагающийся к церковным сосудам комплект покровцов, расшитых золотом и серебром по насыщенному темно-зеленому бархату, а также обложенных «канителью золотою бахромою с блестками, по углам... 4 кисти золотые канительные». Это шитье выполнялось в придворной цалмейстерской конторе. В мастерской Троице-Сергиевой лавры была создана плащаница "Положение во гроб". Среди произведений XIX в. особый интерес представляет Саккос, принадлежавший святителю Филарету (Дроздову) митрополиту Московскому и Коломенскому.